Алиев и Пашинян могут решить территориальный спор?

Впервые Армения и Азербайджан решили спорный вопрос за столом переговоров. Совершив исторический шаг, Армения согласилась вернуть четыре заброшенных азербайджанских приграничных села, которые находились под ее контролем более 30 лет, начиная с первой карабахской войны. 19 апреля комиссии по делимитации границ Армении и Азербайджана опубликовали совместное заявление и предварительную карту, основанную на новейших топографических съемках и составленную на правовой основе советского периода. Об этом и многом другом рассуждает в эфире программы «Азия. Большая Игра» на телеканале ITON.TV политолог Эльдар Намазов, в прошлом – помощник Президента Азербайджана Гейдара Алиева. Ведут программу Давид Эйдельман и Александр Гур-Арье.

🔸 Как бы вы прокомментировали договоренности между Арменией и Азербайджаном о первом этапе делимитации границы?

🔸 В заявлении обеих комиссий по делимитации границ подчеркивается, что весь процесс построен на основе Алма-Атинского протокола 1991 года – границы, существовавшие де-юре между Советской Арменией и Советским Азербайджаном, восстанавливаются. Можно ли сказать, что этим Армения полностью признает законность и справедливость войн 2020 и 2023 года?

🔸 Российские миротворцы покидают Карабах. Можно ли сказать, что с их уходом суверенитет Азербайджана над своими территориями будет полностью восстановлен?

Авигдор Либерман о Гейдаре Алиеве

Летом 1997 года — я тогда занимал пост генерального директора министерства главы правительства – Нетаниягу поручил мне спланировать его азиатское турне. Это было первое правительство Нетаниягу и его первые визиты в страны Азии. Я организовал совещание, в котором приняли участие представители министерства иностранных дел и Совета национальной безопасности. По поводу двух стран, куда были намечены визиты в ходе турне — Японии и Южной Кореи – представители министерства главы правительства, МИДа и Совета национальной безопасности очень быстро пришли к консенсусу. А по поводу Центрально-Азиатского и Кавказского регионов на совещании возникла горячая дискуссия, в частности, по вопросу целесообразности посещения Азербайджана.

Выслушав доклады МИДа и Совбеза, оценив эрудированность их сотрудников и подытожив их аргументацию, я высказал свою точку зрения: у Израиля есть единственный реальный союзник в Центрально-Азиатском регионе и на Кавказе – это Азербайджан.

На всем протяжении его истории в Азербайджане никогда не было антисемитизма, не было погромов и гонений на евреев. Евреи всегда чувствовали себя здесь спокойно и в безопасности. Это касается не только горских евреев, но и ашкеназов, которые начали селиться в Азербайджане с начала 19-го века.

Рассматривая потенциал стратегического сотрудничества между Израилем и Азербайджаном с долгосрочной точки зрения, стабильности и общности интересов, я высказал уверенность, что никакой альтернативы Азербайджану нет.

Все участники совещания приняли мою точку зрения и согласились с моим мнением.

И таким образом, в августе 1997 года израильская делегация во главе с премьер-министром впервые оказалась в Баку.

Мы приземлились около 7 часов вечера. Встреча с президентом Азербайджана должна была пройти в его резиденции в Баку, но Гейдар Алиев предложил перенести её в резиденцию на Каспийском море. Он сказал: «Выпьем по чашке кофе, посмотрите на закат и вернетесь в аэропорт». «Чашка кофе» оказалась очень вместительной, потому что мы посмотрели не только закат на Каспийском море, но и рассвет, и наша встреча закончилась около 8 утра следующего дня. И причиной такой ее длительности были необыкновенный шарм Гейдара Алиевича, его эрудиция и глубокое понимание всего происходящего и в региональной, и в мировой политике.

На различных этапах моей политической карьеры мне довелось встречаться и с президентом США, и с Папой Римским, и с канцлером Германии, и с многими другими знаковыми фигурами в мировой политике. Никто не производил такого впечатления с первой минуты знакомства, как Гейдар Алиев. Его обаяние, манера говорить, какой-то особый аристократизм, и в то же время простота в общении производили настолько сильное впечатление, что порой казалось – он обладает талантом гипнотического воздействия на собеседника.

В той долгой ночной беседе, в которой также принимал участие тогдашний советник Нетаниягу Узи Арад, мы были поражены аналитическими способностями Гейдара Алиева, его умением смотреть вперед.

Когда беседа закончилась, и мы вышли, я спросил Узи Арада о его впечатлении. Он ответил кратко: «Мощный лидер».

С тех пор прошло почти 26 лет. Тем не менее, эта встреча с Гейдаром Алиевичем врезалась в память намного чётче, чем все другие многочисленные встречи в верхах, в которых мне довелось участвовать в качестве и главы МИДа, и министра обороны, и министра финансов.

На той памятной встрече был заложен фундамент израильско-азербайджанских двусторонних отношений, которые потом продолжали бурно развиваться при активном содействии и поддержке уже нынешнего президента Азербайджана Ильхама Алиева, сына и преемника Гейдара Алиевича.

Я горжусь тем, что мне выпала честь встретиться с незаурядным лидером Гейдаром Алиевичем Алиевым и стоять у истоков установления дружеских двусторонних отношений между нашими странами

Авигдор Либерман

Что беспокоит Баку?


Взаимоотношения России и Армении вроде должны подойти к водоразделу, но никак не подходят… Странность в отношениях состоит в том, что параллельно с ухудшением отношений в политическом диалоге по безопасности, экономические отношения каждый год бьют рекорды.

В Азербайджане существует мнение, что власти России и Армении играют на публику противостояние с взаимными обвинениями, а в реальности это спланированная тактика с удовлетворением взаимных интересов.

В программе Геополитика Кавказа с Фархадом Мамедовым:

00:00 про санкции, экосистему России и Армению

06:40 можно ли продавать российский газ и нефть через Азербайджан

12:10 трансформация переговоров Азербайджана с Арменией в переговоры Азербайджана с западом и

14:20 что случилось на границе — обстоятельства ранения азербайджанского военного

17:00 льготные условия торговли Армении и с Россией, и Евросоюзом

19:20 кому нужен и кому не нужен Зангезурский коридор и зачем

27:00 выступление Пашиняна как интенсивная терапия

37:30 как западу реализовать свои геополитические цели — интересы страны и интересы политиков

48:20 по Декларации по стратегическому партнерству между Арменией и Грузией

51:45 подробно про Грузию

Почему в Карабахе может опять начаться война?

Над Карабахом по-прежнему висит угроза новой войны. В Баку открыто говорят о том, что «проведение военной операции по разоружению сепаратистов — вопрос времени». Речь идет о «демилитаризации» армянских вооруженных отрядов, которые еще остаются в Карабахе

Карабахская война 2020 года завершилась явной победой Азербайджана, но точку в конфликте не поставила.

Баку предупреждает: карабахские армяне должны смириться с полной интеграцией в государственную систему Азербайджана, ни о какой территориальной автономии для них не может быть и речи.

Столь жесткие требования почти не оставляют простора для компромиссов и мешают поиску дипломатических решений, в который сейчас вовлечены и США, и ЕС, и Россия. Угроза новой войны остается реальной.

Изолированный Карабах

Гуманитарный кризис в Нагорном Карабахе, практически изолированном от мира азербайджанскими властями, усугубляется с каждым днем. Стремясь окончательно захватить территорию, обособившуюся от Баку в ходе кровавого конфликта во времена распада СССР, руководство Азербайджана поставило ультиматум: находящиеся там армяне должны сдаться и подчиниться всем выдвинутым Баку требованиям.

Оставаясь в тени российского вторжения в Украину, события в Карабахе редко попадают в международные новости. Однако они заслуживают большего внимания не только по гуманитарным соображениям, но и из-за угрозы новой войны в Карабахе — третьей за последние тридцать с небольшим лет. И это при том, что дипломатическая активность вокруг региона приобрела беспрецедентные масштабы — встречи высокопоставленных представителей Армении и Азербайджана одна за другой проходят в Брюсселе, Вашингтоне и Москве.

Ход армяно-азербайджанского противостояния всегда определяли не столько дипломатические инициативы, сколько сила и этнические чистки (их поочередно проводили обе стороны). И сегодня дело обстоит лишь немногим лучше, чем раньше. Первая война за Нагорный Карабах разгорелась в последние годы существования СССР. Завершилась она победой армян и массовым выселением азербайджанцев с завоеванных территорий. В 2020 году Азербайджан отвоевал почти все потерянное в предыдущем конфликте. Тем не менее большинство карабахских армян остались на родине — отсрочку им обеспечило размещение в регионе небольшого контингента российских миротворцев.

В декабре прошлого года Азербайджан фактически взял в осаду карабахских армян, перекрыв Лачинский коридор — единственный маршрут, по которому Нагорный Карабах обеспечивался из Армении товарами и электроэнергией. По утверждениям Еревана, в заблокированном Карабахе остается 120 тысяч армян. В действительности их, вероятно, меньше, но точно подсчитать трудно.

Возможность ездить в Армению и обратно остается в Карабахе у очень немногих: Международный комитет Красного Креста пытается вывозить на лечение людей с серьезными заболеваниями. Но даже эти поездки периодически прерываются. Перестал работать и вариант с закупкой продуктов (естественно, по заоблачным ценам) у российских миротворцев, которые пользовались безвыходным положением карабахских армян. Запасы продовольствия в Карабахе на исходе, полки магазинов пустеют.

«Здесь нет ни бензина, ни мазута, ни газа. Люди везде ходят пешком. Если фермер собирает урожай, продать его он не может», — рассказывал мне один местный житель в начале августа. Он собирался отправиться на похороны родственника своей жены пешком, потому что бензина не было. Сама жена застряла в Ереване и на похороны попасть не могла. Особенно моего собеседника расстраивало, что в столь жестких условиях оказались дети.

Под диктовку

Международные посредники пытаются повлиять на ситуацию. После июльского раунда переговоров в Брюсселе главный посредник между Баку и Ереваном, председатель Евросовета Шарль Мишель вновь призвал разблокировать Лачинский коридор. При этом он поддержал идею Баку открыть дорогу в Нагорный Карабах из близлежащего азербайджанского города Агдам: «Я считаю, что важны оба варианта, и поддерживаю гуманитарные поставки с обеих сторон». 

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель пояснил, что азербайджанское предложение, которое пока не воплощено на практике, должно дополнить, а не заменить поставки из Армении. К разблокированию Лачинского коридора также призывали США и эксперты ООН по правам человека.

Однако Ильхам Алиев уверен: он сейчас на коне и вправе диктовать свои условия. После военной победы в 2020 году президент Азербайджана готов использовать и дипломатию, и армию, чтобы добиться своего в отношениях с армянами. Алиев и до начала войны в Украине был уверен в своих силах, а теперь получил дополнительный козырь: российская агрессия против Украины отвлекла и Москву, и Запад от Южного Кавказа, а также укрепила международное сообщество в убеждении, что принцип территориальной целостности важнее интересов сепаратистского меньшинства. Даже Армения отказалась от требования формального отделения Карабаха от Азербайджана.

Самоуверенность Алиева проявляется и в закручивании гаек внутри Азербайджана, который превратился в однопартийную автократию. Недавний яркий пример — задержание в Баку Губада Ибадоглу, приглашенного эксперта Лондонской школы экономики. Ученый с мировым именем открыто критиковал азербайджанское правительство и был арестован в июле по явно сфабрикованным обвинениям. А деятельность трех небольших оппозиционных партий, которые и раньше с трудом выживали, теперь на грани полного запрета.

Что касается территориального вопроса, то Алиев посылает карабахским армянам четкий сигнал: им надо смириться с полной интеграцией в государственную систему Азербайджана. Территориальная автономия не обсуждается, армяне должны стать обычными азербайджанскими гражданами (возможно, с некими особыми, пока не определенными правами в сфере культуры и образования). Если они распустят карабахский парламент и другие структуры самоуправления, то им могут предложить амнистию. Но не сейчас. Показательно задержание 29 июля 68-летнего армянина Вагифа Хачатряна, которого Красный Крест пытался эвакуировать из Карабаха по медицинским показаниям. Теперь азербайджанские власти обвиняют его в совершении военных преступлений в начале 1990-х годов. 

В воздухе по-прежнему висит угроза новой войны. Азербайджанские обозреватели открыто говорят, что «проведение военной операции по разоружению сепаратистов — вопрос времени». Речь идет о «демилитаризации» армянских вооруженных отрядов, которые еще остаются в Карабахе. В черно-белой картине мира армян и азербайджанцев они предстают либо «армией самообороны», защищающей жителей Карабаха от уничтожения азербайджанцами, либо армянскими «незаконными вооруженными формированиями», угрожающими безопасности Азербайджана.

В этих отрядах служит около пяти тысяч человек. Почти наверняка у них есть тяжелые вооружения. В случае новой азербайджанской операции бойцы наверняка вступят в бой, который станет для них самоубийственным. В Ереване этот сценарий сравнивают со знаменитой осадой римлянами иудейской крепости Масада. Напомним, что защитники крепости в 72-м году нашей эры, поняв безвыходность своего положения, предпочли совершить массовое самоубийство и поджечь все здания, но не сдаваться. На переговорах мирное разоружение карабахских отрядов и демобилизация бойцов еще толком и не обсуждались.

Конкуренция посредников

Парадокс ситуации заключается в том, что напряжение вокруг Карабаха растет, несмотря на активные дипломатические контакты между лидерами Армении и Азербайджана. Инициативу взял на себя Евросоюз: Шарль Мишель провел уже шесть раундов переговоров между Пашиняном и Алиевым. Если не учитывать вопросы, касающиеся Карабаха, то сегодня армяно-азербайджанское соглашение ближе, чем когда-либо. Речь, в частности, о взаимном признании суверенитета, демаркации границы, условиях автомобильного и железнодорожного сообщения между Нахичеванью и остальной территорией Азербайджана и так далее.

К переговорному процессу присоединились и США. В мае, например, главы МИДов Армении и Азербайджана Арарат Мирзоян и Джейхун Байрамов несколько дней провели в Вашингтоне, обсуждая под эгидой госсекретаря Энтони Блинкена условия «мирного соглашения». Или, точнее, двустороннего договора, который должен нормализовать отношения между двумя странами, находящимися в состоянии войны с момента обретения независимости в 1991 году.

Россия тоже не хочет отказываться от традиционной для себя роли посредника в этом конфликте. И такая конкурентная дипломатия заметно осложняет ситуацию.

С начала войны в Украине Россия ведет себя в Карабахе на удивление пассивно, а ее миротворческие силы никак не вмешиваются в ход событий. Это сильно контрастирует с заявлениями, которые Путин делал после войны 2020 года. В частности, он утверждал: бежавшие во время конфликта карабахские армяне могут вернуться в свои дома, поскольку теперь будут под защитой России. Да и вообще все выглядело так, как будто Москва намерена создать в Карабахе военную базу.

Теперь об этом речи не идет. Объяснения могут быть разные: Россия либо увязла в Украине и сосредоточила все силы на этом направлении, либо заключила тайные соглашения с Баку, которые вполне могут касаться не Карабаха, а каких-то других вопросов.

Однако все это не мешает России претендовать на роль главного арбитра в Карабахе. 25 июля в Москве встретились главы МИДов России, Армении и Азербайджана. Это была точная копия американских переговоров — тот же формат, та же повестка, такой же итоговый документ (только вместо упоминаний США надо поставить Россию). Российские власти настаивают, что договор о нормализации отношений между Баку и Ереваном должен быть подписан на их территории. А это может поставить под удар усилия Запада по заключению соглашения.

Нарушитель табу

Прогресс в двусторонних переговорах определенно есть — во многом благодаря мужественной позиции Пашиняна. «Мы нарушили все табу», — говорил мне в июне один армянский чиновник. Взять хотя бы то, что Пашинян уполномочил своих представителей вести переговоры с обоими историческими противниками Армении — Азербайджаном и Турцией. Несмотря на отсутствие дипломатических отношений с Анкарой, армянский премьер лично присутствовал на июньской инаугурации Реджепа Тайипа Эрдогана. Теоретически Армения могла бы уже в этом году нормализовать отношения и с Турцией, и с Азербайджаном.

Однако важно не только подготовить соглашение, но и добиться его реализации. По подсчетам Уппсальского университета (Швеция), половина всех мирных соглашений перестает выполняться в течение пяти лет после подписания. И «мирный договор» между Арменией и Азербайджаном вполне может пополнить статистику неудач. Одно из самых тонких мест — как раз карабахский вопрос, который был главной причиной раздоров между двумя странами по меньшей мере с начала ХХ века и предопределил историю как Армении, так и Азербайджана.

Самое важное табу Пашинян уже нарушил, признав территориальную целостность Азербайджана. Тем самым он отказался от претензий Еревана на Карабах. Тем не менее, несмотря на эту уступку, ни один армянский лидер не будет подписывать такое мирное соглашение, которое может быть воспринято как предательство армян Карабаха. По словам армянских властей, теперь речь идет уже не о суверенитете, а о «правах и безопасности» карабахских армян и о международных гарантиях. Один армянский чиновник в разговоре со мной высказал мнение, что если Азербайджан не возьмет на себя такие обязательства, то «мирный договор может превратиться в договор войны».

Однако азербайджанский чиновник заявил мне, что в Баку не склонны идти на компромиссы: «Баланс сил изменился, армяне должны это понимать». Алиев явно не настроен делать широкие жесты. С его точки зрения, Азербайджан — и он лично — в течение десятилетий подвергались унижениям со стороны армян. Ведь те не только победили в войне начала 1990-х, но и оккупировали полностью или частично семь других прилегающих к Карабаху областей Азербайджана. Из этих районов были вынуждены бежать более полумиллиона азербайджанцев.

Жесткая позиция азербайджанцев обусловлена не только пропагандой. Когда в 2020-2021 годах Азербайджан вернул контроль над значительной частью утраченной в 1990-е годы территории, стало очевидно: армяне не просто оккупировали эти земли, но и систематически уничтожали там все города и села, делая их непригодными для жизни. Громко провозглашенное «великое возвращение» сотен тысяч азербайджанцев идет намного медленнее, чем ожидалось: требуются масштабные восстановительные работы и разминирование обширных участков. Поэтому сочувствия к карабахским армянам азербайджанцы не испытывают.

«Они всех держат в заложниках», — так мой азербайджанский собеседник отзывается о карабахских армянах. В Баку считают, что те все еще стремятся к отделению от Азербайджана и им нужно преподать урок. Сила, как уверена азербайджанская сторона, играет в этом споре решающую роль, и сейчас надо воспользоваться имеющимся преимуществом.

Есть куда спешить

Долгие годы карабахские лидеры тоже придерживались жесткой позиции. Они отказывались от значительно более выгодных вариантов, чем то, что им предлагают сегодня. Опираясь на поддержку влиятельных деятелей в Армении и армянской диаспоры, они добивались международного признания под старым армянским названием «Арцах». Такой вариант, по сути, исключал любую возможность азербайджанского присутствия там.

В 1990-е Армения находилась в выигрышном положении, и поиски компромисса тогда поддерживали немногие. Один из них — ученый и дипломат Жирайр Липаритян, участвовавший в 1997 году от имени президента Левона Тер-Петросяна в разработке плана урегулирования. План в итоге отвергли и ереванские сторонники жесткой линии, и карабахские лидеры, а вскоре после этого Липаритян и Тер-Петросян лишились своих должностей.

«Карабахский конфликт перенесли из политической/дипломатической плоскости в область верований, табу и иллюзий. Тем самым карабахские лидеры оказались вне какой-либо критики, их действия перестали тщательно анализироваться, как это обычно бывает с политиками», — описывал Липаритян ситуацию, исключавшую возможность разумного компромисса. Даже после войны 2020 года карабахцы продолжали надеяться на помощь внешних покровителей, будь то Россия, Франция или армянская диаспора.

За последние месяцы карабахские армяне и Баку предприняли ряд попыток начать переговоры, но сложности на этом пути возникли практически сразу. Конфиденциальная встреча в Болгарии, планировавшаяся при посредничестве США, была отменена после того, как Россия потребовала от представителей карабахских армян не участвовать в ней. Не состоялись и ожидавшиеся переговоры в Словакии. Стороны до сих пор не могут договориться о месте встречи, участниках и повестке.

Если переговоры все-таки начнутся, то предугадать их исход будет очень сложно — особенно учитывая гигантскую асимметрию сил. Согласовать предстоит многое. Для интеграции Карабаха в Азербайджан нужно решить, например, вопросы выдачи паспортов, организации работы полиции и органов местной власти, прав на собственность, использования языка и системы образования. Потребуется много времени и грамотная помощь международного сообщества.

Однако Алиев спешит как можно скорее покончить со всем этим. Возможно, он пытается воспользоваться моментом: Россия на него по карабахскому вопросу не давит, а на Западе настроены благожелательно и максимум спорят о том, полезен ли Азербайджан в качестве стратегического партнера.

Не слишком ли самонадеян азербайджанский президент? Как отмечал мой друг, карабахский армянин, «победа мешает человеку трезво оценивать ситуацию, он теряет чувство реальности». Это, уверен он, было свойственно карабахским лидерам в прошлом и характерно для нынешнего руководства Азербайджана.

При анализе ситуации в Карабахе возникает немало вопросов. Пытается ли Алиев добиться полной капитуляции карабахских армян и самой Армении? А если это так, не слишком ли он самонадеян? Или он просто играет на обострение, чтобы в итоге заключить нужное соглашение — такое, которое позволит сохранить отношения с Западом и при этом удовлетворит Россию? Ответы, похоже, мы узнаем уже скоро.
Томас де Ваал

Английский оригинал текста был опубликован в Engelsberg Ideas, 9.08.2023.


Точка в проекте «Арцах»?

Хотя во всех четырех резолюциях ООН присутствовал абзац: “вновь подтверждая суверенитет и территориальную целостность Азербайджана и всех других государств в регионе, вновь подтверждая также нерушимость международных границ и недопустимость применения силы для приобретения территории”. Но мало кто из “мирового сообщества” обращал внимание на эти слова, зато почему то там  прекрасно слышали весь тот бред и абсурд, что несла Армения , явно не без покровительства стран-сопредседателей Минской группы.

Почти 30 лет тянулась оккупация азербайджанских земель и все эти  30 лет “мировое сообщество” уверяло Азербайджан, что вопрос надо решать мирным путем и он должен решиться вот-вот. С трибун ООН, ЕС и различных минских групп политики неоднократно удерживали  Азербайджан от активных действий , заявляя, что стоит еще  немножко потерпеть,  возможно пойти на уступки и даже заключить договор с “победителем” и в итоге отказаться от части своей самостоятельности и своей территориальной целостности.

Стоит напомнить, что в  те далёкие 90-е  Армении удалось захватить семь азербайджанский районов, расположенных вокруг Нагорного Карабаха. Все их жители были изгнаны из своих домов, став почти миллионной армией беженцев, на долгие годы. Все эти 30 лет территории, находившиеся под оккупацией хищнически разграблялись, а находящиеся там дома и предприятия были снесены до основания.

И все это время Азербайджан слушал и верил, ведь ему все это обещали многие руководители европейских государств. Но поняв в свое время, что за этими слова нет ничего и международное “общественное мнение” это блеф, работающий ради продвижения политика Запада, а все круглые столы устраиваются политиканами лишь для собственного пиара, Азербайджан, продолжая терпеливо слушать, начал готовиться к самостоятельному решению проблемы.

И как гром средь ясного неба прозвучала его война на Кавказе. И не просто очередные столкновения вокруг Карабаха, а полноценная война, куда так или иначе были втянуты не только Азербайджан и Армения, но еще и Турция, Россия, Израиль, Иран и многие другие страны мира, что гласно и не гласно участвовали в тех событиях. Те 44 дня не просто потрясли весь мир, они разбудили националистические чувства у всех выходцев с Азербайджана, сплотили и объединили не только народ республики , но и практически всю его диаспору во всех странах мира.

Естественно, что вооруженное противостояние в его острой фазе, не могло быть незамеченно и не осуждено мировой общественностью. Все от ООН и Совета Безопасности, от представителей  Минской группы ОБСЕ до экономических организаций мира, высказали свое мнение, в основном «осуждающее» военные действия и призвали стороны к переговорам. Однако, как показала практика последних десятилетий, переговоры ведущиеся ранее при посредничестве  России, США, Франции и ряда других стран мира,  ни привели ни  к каким изменениям в вопросе освобождения оккупированных азербайджанских земель.

За те 44 дня своей  освободительной войны Азербайджан отвоевал практически полностью свою территорию. И все это было несмотря на международное давление и прочие крики со всех сторон, что нельзя бомбить армию оккупантов и нельзя освобождать свою родину силой оружия. Возможно впервые не услышав вообще мировое общественное “мнение” Азербайджан решим свою проблему сам силой оружия, а ее президент Ильхам Алиев вошел мировую историю как президент освободитель.

Если вспомним те последние дни войны, то после взятия Шуши в течение нескольких дней Азербайджан мог бы полностью освободить свои территории включая Карабах. Однако вмешательство России фактически остановило наступление азербайджанской армии на последней стадии освобождения.

Заключенный 10 ноября 2020 трёхсторонний договор между Россией , Азербайджаном и Арменией объявлял не только  о прекращении огня и введении российских миротворцев, а также о том, что занятые армией Азербайджана районы останутся под контролем республики. Но самое главное здесь было то, что Азербайджан де-факто возвращает себе  всю свою территорию.

В том момент много было сказано и о транспортных коридорах и о беженцах и о границах и вообще о мирной жизни в будущем. Но прошло почти три года различный переговоров  на различных международных площадках и итоге  премьер-министр Армении Никол Пашинян подписался под документом, в соответствии с которым бывшая Нагорно-Карабахская автономная область является частью Азербайджана. Это событие  должно было бы  поставить точку в территориальных спорах между Ереваном и Баку, но пока породило лишь очередные проблемы, которые создает Армения, затягивая любыми путями решение вопроса.

Стоит здесь напомнила слова президента Азербайджана о том, что живущие в Карабахе армяне – граждане Азербайджана и что они будут пользоваться теми же правами, что и прочие граждане страны. При этом  Алиев призвал армян, которые проживают в Карабахском регионе, принять гражданство Азербайджана либо переехать.Но проблема в том, что доступа к этим гражданам Баку так и не получил и все попытки помочь им или просто начать диалог, упираются в стену состоящую из различного рода экстремистов и националистов, как в Карабахе, так и в Армении.

В итоге пока на территории Карабаха действует сепаратистская власть и свои вооруженные силы и террористы различных мастей порядок там навести невозможно. Фактически Азербайджан, если проводить параллели с Израилем,  получил свой “сектор Газа” с террористами , сепаратистами и сильно страдающим от них населением.

Не имея возможности войти в свой “сектор Газа” Азербайджан не может помочь его населению, ведь пока все гуманитарные конвои как его, так и российские блокируются. А  открыть  “зеленый” коридор для поставок из Армении явно недопустимо, ведь бесконтрольные пропуски якобы продуктов и медикаментов приводят лишь к проникновению в сектор нежелательных элементов и оружия.

Естественно, что созданный Азербайджаном КПП на въезде на Лачинскую дорогу, вызвал гневную реакцию различных  покровителей армянской политики в регионе. Отдельные члены ЕС даже побежали в Международный суд, а так же попытались осудить действия Азербайджана в Европарламенте.  Однако не решив здесь вопрос Армения, как и всегда ранее, перешла к военным провокациям. Чем не применил воспользоваться  Парижа раздув эту  тему на весь свет и даже обратиться с СБ ООН с требованием наказать Азербайджан. Естественно во Франции понимают, что на все вылазки армян последует решительный ответ Баку, а это чревато новой эскалацией в регионе. Но кто решил, что Парижу это невыгодно и что ему жалко армян? Главное – любым способом проникнуть в регионе Южного Кавказа и закрепиться тут. Пусть даже ценой «жизни армян». Кстати, я где-то уже слышал эту фразу, но там вроде воюют до «последнего украинцы», но смысл и сценарий все тот же!

По мнению Пашиняна любая  вооруженную авантюра на границе отвлекает внимание народа от внутренних проблем, а это очень нужно именно сейчас, чтоб протащить своего человека на выборах в Ереване. Военный конфликт готовы поддержать и его политические противники из карабахского клана, которые надеются, что очередное поражение поможет им наконец свергнуть действующее правительство.

Естественно, что созданную им же проблему Пашанин использует для собственного пиара, заявляя повсеместно о якобы этнической чистке и гуманитарной катастрофой.  При этом он в первую очередь критикует России, заявляя  что ведущий в Карабах  “Лачинский коридор”, согласно соглашениям, должен был контролироваться российскими войсками, однако те этого не делают.

В итоге Пашинян стал заявлять, что сотрудничество с Россией в области безопасности было стратегической ошибкой и поэтому  сейчас Армения стремится расширить круг своих партнеров. Найдя новых покровителей Пашанин  пытается выдавить Россию из региона, при этом явно выдаёт желаемое за действительное, заявляя, что : «Есть процессы, которые приводят к осознанию, что однажды мы можем проснуться и увидеть, что России больше нет здесь». Армения уже отозвала своего представителя из ОДКБ  и как бы подготавливая площадку для  окончательного разрыва с Россией 1 сентября  направило в парламент проект ратификации римского статута. То есть  де-юре  подтверждая , что на ее территории будет действовать решение  Международного уголовного суд, который  ранее выдал ордер на арест российского президента Владимира Путина.

При этом Пашинян прогибаясь перед своими новыми покровителями, явно пошел на публичный скандал с Россией, отправив в Киев жену на слет «первых леди», где по случайности присутствовал госсекретарь США Энтони Блинкен. Хотя Блинкер, несмотря на все попытки мадам Пашинян добиться с ним встречи,  ей отказал. Видимо американцы не считают нужным смешивать свои проекты. Однако  факт поставки на Украину гуманитарной помощи, которую привезла жена армянского премьера в качестве подношения неонацистскому режиму, воюющему с Россией, явно должен был продемонстровать «новый путь» Армении.

О серьезность этого намеренья, говорит и тот факт, что январе он не разрешил учения ОДКБ на территории Армении, а теперь готовится провести совместные учения с американцами. Пашинян уже  не первый раз говорит о введение в регион международных сил и учитывая с кем собираются тренироваться армянские войска, понятно  каких военных он хочет видеть на Южном Кавказе.

Стоит заметить, что если Москва как бы и поддерживала армянскую сторону по ряду вопросов, но тем не менее, имея общую границу с  Азербайджаном, она больше всего  интересованы в стабильности в этом регионе. А так же в развитии как китайского шелкового пути через Азербайджан в Турцию и далее в Европу так и собственного через Каспийское море и Азербайджан в Иран и далее в страны Персидского залива.

В то же время появление в Армении американцев приведет к полной дестабилизации всего региона и попыткой  установления их контроля над этим экономическим и энергетическим узлом. А возможность появления на армянской территории американской военной базы, будет воспринято Россией, как «нападение» на ее южные границы, что вызовет с ее стороны активные действия, в том числе возможно и военные. А все это приведет только к дополнительной  дестабилизации обстановке во всем регионе, что негативно отразится на всех экономических проектах в нем.

И хотя вроде нет никаких  официальных возможностей поменять российский контингент на американский в Карабахе, но присутствие американских солдат на границе с Азербайджаном, создаст проблемы для Баку. Ведь армянская сторона продолжая военные провокации на границе с Азербайджаном будет добиваться ответного удара, подставив под это американских солдат. А к чему это приведет, пока трудно спрогнозировать, но как минимум к наращиванию группировки НАТО в Армении , со всеми вытекающими из этого последствиями.

Возможно, что созданная столь взрывоопасная ситуация в регионе, требует более чем активным действий. Как говорится: «клин клином вышибают». Скорее всего, Азербайджану пока не поздно, необходимо разрубить этот гордиев узел, как и три года назад, силой оружия. Только “оккупировав”, а точнее осободив свой Карабах и ликвидировав там террористов всех мастей и выслав  сепаратистов и их приспешников на их  родину, Азербайджан сможет принести мир и спокойствие народу, желающему там проживать. Кстати это не будет считаься агрессией, так как статья 51 Устава ООН позволяет силой оружия востанавливать свой суверинитет.

Именно решение вопроса военным путём может быть единственным решением, которое окончательно поставит точку в армянском «проекте Арцах» и позволит всем гражданам Азербайджана строить свою мирную жизнь на своей территории. Возможно такое решение вопроса несколько отдалит строительства Зангезурского коридора, хотя он и так не решается все эти годы, но в любом случае поставит точку в вопросе освобождения всего Азербайджана от оккупации, на что так надеется весь народ.

Хочу ещё раз привести в пример Израиль, который несмотря на общественное “мнение” и  якобы международное осуждение его действий всегда решал свои проблемы как безопасности, так территориальные только силой оружия. Ведь практически никогда мировое сообщество в лице ООН и прочих представителей общественного мнения в своих делах дальше слов не шли. А вот конкретные дела всегда решали проблему, после которых мировое сообщество принимала свершившийся факт и забывала о нем.

Юрий Бочаров